***

Ее пропахшая молоком кожа, не тем грудным, которым когда-нибудь она будет вскармливать своих детей, а легким молоком кокоса сорванного мною на райском диком острове влюбленности несколько лет тому назад, являлась для меня той самой иконой, которую я готов был целовать бесконечно.