интернет

он заходит и садится

в комнате без света и без запаха

темнота создает стены

за которые страшно выйти

в мир человекообразия

поэтому он ныряет в жидко-кристаллической ванне

здесь безопасно гуманно

на  пороге сознательной бедности

кто-то кого-то ищет

кто-то уже лапает

любовь

когда ее так много

человек не знает что с ней делать

тупо подставляет губы

в темной комнате кто-то его целует

пространство для одного

где время отсутствует

только что целовали

уже носилуют

 

 

 

 

столик заказан

свет лунный лиц надменно освещает унылых

от сдержанности в пищи дам , не дам

( если речь заходит о сдержанности в сексе)

он устал расслабился

рассеянный и тусклый

больше ни улыбки

не время улыбаться

электричеству

и строить глазки

время ланча

на проспекте мраморные ноги

колоннами расставил ресторан

в нем столы и стулья принимают торжество

задов в уже и без того сидящих хорошо

в вечерних платьях,

в строгости с иголочки костюмов

здесь  одиночество дуэты  мужчины в предвкушении

женщины в шампанском

все гурманы

не знают каким еще деликатесом накормить свое либидо

руками непроизвольно находят  трубку

не глядя прижимают к уху знакомый голос

эфир транжиря словно жизнь свою

воркуют долго

у обоих безлибидка

хотя их страсть с запасом уместилась бы в строку:

«дорогой, ты скоро?»

-скоро, дорогая, пробка

это значит что каждый в глубине не дооценивает

и мечтает

о предмете подороже

если их считать предметами любви

(внутри же каждый хочет быть его владельцем)

между тем официант несет салфетки

сам похожий на одну из них

настолько белый

в гортани зала музыканты заведения играют в музыку

но без азарта

как будто бы у них отняли карты и сунули по инструменту

поэтому она не раздражает

ее блестящий жир стекает со смычка как с вилки

не трудно музыку играть для сытых

женщина наговорилась

можно подавать шампанское

заказывает

разглядывая посторонних

их лица так же интересны

как и их тарелки

ей приносят

она печальный романтичный взор словно ночное тело

погружает  в джакузи пузырьков бокала

словно драгоценность

которой остальным от жатвы оторвавшись

необходимо любоваться

в прозрачных водорослях пузырьков

в них ничего святого

так же как и люди в большинстве своем

скорее на поверхность норовят подняться

к строгости костюмов

вечерних платьев

бог ее не раскручивал

он ей предложил стать звездой

но на небе

«на небе как-то не в тему»

ответила она

мне хочется в этой стране

чтобы меня узнавали

любили и поклонялись

я хочу быть звездой мирового масштаба

глядя  с недоумением в ее полные изумруда глаза

он не стал настаивать

у него было еще несколько проектов

которые он уже раскрутил

Луна Земля Солнце

Венера..

 

 

разлюбить самого себя

от любви не уйдешь
особенно от любви к самому себе
уходить всегда трудно

даже не знаю с чего начать  отступление

«я тебя не люблю»

или » у меня другая»

после перестану звонить писать

думать  о себе любимом

пусть страдает

7 миллиардов людей

я кого-нибудь отыщу получше

хватит пачкать отображение зеркала

довольно подарков

я бросаю любить себя самого

это трудно представить

похороны ни одного нерва

пустота комнаты

ест доедает

одиночество

подавляющее еще больше в толпе

ты напомнишь о первой самовлюбленности

но все это в прошлом

больше я не хочу с тобой

никаких отношений

ощущаю себя ничтожеством

подкаблучником тварью

в твоей тени

как в заключении

нудно

ничего творческого

умолять не трудись не надо

ухожу

от тебя самолюбие

 

 

 

 

 

 

 

синтаксис

он предложил мне руку

а пальцы были как члены

как члены его предложения

особенно указательный

не иначе он указывал на постель

я легла

раздвинула бездонной души своей ноги

и он рядом лег

начал говорить о звездах

которые сегодня пока не видны

затем мы обменялись поцелуями

языком я нащупала его зубы

ровные  как края посуды

после он встал и поставил чайник

мне показалось что чай он любил больше чем женщин

мы пили его обжигаясь и ждали появления звезд

они так и не соизволили

почему-то некоторые думают что звезды только на небе

забывая о той которая пошла посc…ть

от передозировки чая

иногда и ему хочется побыть одному

кто- то позвонил с дверь

«входите. открыто»

член с дивана увидел на пороге влагалище

вот п…да, ее только не хватало,- вяло сделал он попытку  подняться

— я помню что я тебе должен

да я не за этим, лежи , лежи

я совсем ненадолго

зашла разобраться

видела тебя вчера  с рукой

с этой с…кой пятифаланговой

хотела спросить

у тебя с ней серьезно или так

размяться

она все время шарится рядом

-ты чего, мы же с ней друзья

-с друзьями нельзя

-но ей я могу высказать все что наболело

-когда скребет одиночество

а это твоя соседка -ж…

что она все время перед тобой мордой  крутит

было что с ней ?

-с ж…й?

да ты лежи лежи , чего ты так разволновался

-честно тебе сказать

было

и  тебе не противно?

-иногда хочется какого-то разнообразия

-но ты  зря изводишь себя

-ты у меня любимая

-я все-таки встану

неудобно как-то

ты пришла, я лежу,-

член

вздохнув глубоко

поднялся

поставить чайник

таксист

вдоль дороги чешет не останавливаясь

природа

часть моей скуки

моей зарплаты

вы другая

вы лучше

потому что рядом

вам бы зеркальце заднего вида

вы бы знали насколько могут быть прекрасны ландшафты

ваш зад припаркован рядом со мной на переднем сидении

между нами сцепление

мягко жму на педаль

пытаясь завязать разговор без темы

в ваших руках кусок собаки

неумолимо   гавкает

знакомство не клеится вроде

педалирую. там их три

как и у рояля

и я притормаживаю

переключаю скорость

своих мыслей:

что-то есть идеальное в женщине

( как и в маразме)

в переливании бедер

скоро она выйдет

со всей своей живностью

а я даже не узнаю ее номера телефона

больше никогда не увижу

меня снова будет окружать город

его  природа

скучная до безобразия

ре-мажор

знакомые ритмы  рвут небо

тело запрыгало

будто плоть собиралась отделиться от кости

бедра раздвинулись

готовые принять

ритмы 80-х. 90-х

люди   податливы на хиты

они ревут от счастья

музыка способна разжалобить

до мерзкого

до полного истощения

заколбасить

за уши держит властно

скрипичным ключом открываются любые двери

ушные раковины арен сдерживают поклонников

пока звучит любимая музыка

и с этим ничего не поделать

разве что выключить

отображение

соскучившись по собственному лику

но скорее по привычке

смотреть в глаза

вглядываюсь в зеркало

застывшее на фоне зазеркалья

оно неумолимо

сворачивается в летопись

зеркало есть отражение факта

он генетически упрям и  несговорчив

досадным преломлением лучей

сломлено очарование

что я вижу

темные  круги в пруду  лица

чертили  камни

упавших двух сверкающих зрачков

создали на поверхности

наскучивший с годами образ

его виски отдали цвет

как будто осень вечная

обманом ими овладела

опала крона умного холма

и оголился пляж

роскошным побережьем черепка

не демонстрируя зубов посуду

беззвучно хохотали скулы

все отдано кому-то

личности остаток отражению

шептали губы

«жизнь проходит»

ну и х…

главное  не  загораживать проход

мир суетливостью напоминал  завод

жизнь пропуском в неведомое -проходную

 

ах ты , козел

я не хотел бы цепляться за избитый сюжет

но все к этому шло

пустая жена бесполезные дети

выедают седые нервы

кухня пахнет супом и квасом

варимся

мы невкусные  сытые

ищем любви

но она отлично обходится и без нас

взмывая  стервятником

выклевывает мозг стерва

последними словами

на дессерт

подавая самое горькое

после таких слов

я себя представляю чехлом  где вместо души -козлятина

причиняющий неудобства

который мешается под ногами

кто бы спорил

что любят за недостатки